Доктор политических наук прогнозирует

Доктор политических наук прогнозирует что в скором времени национал-социализм станет лидирующей силой на российском политическом поле. После чего вполне может стать силой единственной.

Составлен идеологический портрет современной России. Итог наблюдений: последние скрепы некогда единого, хотя и аморфного советского общества окончательно распались, граждане разбрелись по иным ценностным «квартирам». Новая идеологическая конфигурация тревожит: либеральные ценности, как оказалось, так и не прижились, а самыми массовыми идеями стали ксенофобия и национализм, замешанные на жажде социальной справедливости. Историки называют это «веймарской перспективой».

В течение года на основе анализа массовых интернет-сообществ и элитарных групп в блогосфере вырисовались четыре узнаваемых «лица»: либеральное, левое, националистическое и провластное.

Ни одна из идеологических групп, включая провластную, не выражает удовлетворенности текущим положением дел и нынешнюю власть оценивает в лучшем случае как меньшее из зол. Во всех группах преобладает скепсис в отношении позитивных перемен. Мало кто верит, что у нас может стать лучше, и уж тем более, что скоро станет лучше. Это и есть важнейший признак безвременья — настоящее безобразно, а будущее бесперспективно.

Чтобы оценить, какой будет идеологическая палитра России в ближайшем будущем, стоит обратить внимание на способность к самоорганизации и объединению сторонников каждой из представленных групп. Когда все находится в становлении, эта способность очень важна. И в этом аспекте расстановка сил иная. Наибольшую способность и готовность к самоорганизации проявили левые и националисты. Заметно отстают провластные (их организовывают сверху). А наименьший интерес к самоорганизации у либералов. Соответственно, у них же самые безрадостные перспективы.

Идея гражданской нации, полтора века назад высказанная Ренаном, в либеральном сообществе даже не упоминается. Непонятыми для идеологов российского либерализма остались и идея Геллнера о нации как основе экономической и политической модернизации, и мысль Данкворта Растоу о том, что национальное единство — главное предварительное условие для демократии. Народ может стать источником власти, однако сначала нужно договориться, кто же такой народ.

Претендентами на первое место окажутся совершенно новые силы — возникшие из сочетания ксенофобного национализма и левого социального популизма. Их появление вызвано запросом снизу. Наше исследование показало, что единственная идея, общая для массовой аудитории каждой из четырех групп,— это ксенофобия. Исламофобия, кавказофобия, мигрантофобия распространены даже среди либералов, а в других течениях они еще сильнее.

Растет популярность также идеи социальной справедливости. Согласно последним соцопросам, россияне все большее значение придают условиям жизни, комфорту и защищенности — по сравнению с тем же увеличением зарплаты. А власти, конечно, гораздо легче прибавить зарплату и индексировать пенсии, чем разбираться с ЖКХ. Назревает недовольство.

Эпоха безвременья уходит. Это еще не очень заметно — как наступление утра зимой: пять часов утра в декабре мало отличаются от трех часов ночи, однако язык все-таки говорит нам, что одно — утро, а другое — ночь. И вот сейчас по ряду признаков уже можно угадывать приближение хмурого утра.

То, что после массовых выступлений оппозиции Сурков назвал «однозначной победой» власти, может быть всего лишь естественным запаздыванием ответа оппозиционных сил на действия властей. В начале прошлого века этот ответ растянулся на 12 лет (между 1905 и 1917 годом), сегодня сроки способны сжиматься, а варианты «отдачи» — быть еще более непредсказуемыми.

К тому же все это происходит в условиях экономического спада. За период 2012 года динамика ВВП снизилась в России примерно в четыре раза. Приток иностранных инвестиций в экономику России уменьшился и, по прогнозам, в 2013 году еще уменьшится. Правительство РФ выдвинуло задачу улучшения инвестиционного климата. Но стратегия «долгожданной жесткости» вряд ли будет способствовать этому. Вся система сдержек и противовесов, обеспечивавшая состояние застойной стабильности, деформируется. Нас ждет интересное будущее.

История в таких ситуациях, как сегодняшняя российская, предлагала два варианта сплочения граждан на общей платформе. Либо испанский сценарий — пакт Монклоа: когда разные группы объединились в неприятии режима Франко и выработали «дорожную карту» демократического транзита; либо сценарий эволюции Веймарской республики — от авторитаризма к диктатуре. Во втором случае, как мы помним, объединение происходило не за счет диалога и учета мнений оппонентов, а за счет устранения и выдавливания всех, кто не подписывался под общей программой. Я не говорю, что в России невозможен первый сценарий. Однако опасность второго налицо: он гораздо проще и, если ничего не предпринимать, в силу исторической инерции может осуществиться именно он.

 

Дополнительные материалы: http://www.kommersant.ru/doc/2184637

Рассказать друзьям

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Thanks: Kreprice